СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК русской поэзии

      Грань веков... Наверное, на протяжении всей истории человечества - это самое необычное, самое интересное, время перемен, самое непредсказуемое и неожиданное время - ведь людям свойственно ожидание всего этого и именно тогда, когда один век сменяет другой, ожидание того, что вновь наступающая эпоха изменит много и в их жизни, и в обществе, и в мире, вообще... Я хочу вспомнить немного о том, что было в самом начале этого века, но не с точки зрения истории в общепринятом понятии, хотя то, о чем и о ком я хочу вспомнить - это тоже история; тем более не с точки зрения политики и общественного устройства... - я хочу немного вспомнить о поэзии "Серебряного Века", о своих любимых поэтах и поэзии завораживающей, как что-то необычное, ни с чем не сравнимое. Сейчас нам доступны и сборники, и отдельно изданные книги, и целые собрания сочинений поэтов того времени и уже не верится, что не так давно, а прошло уже лет 15-20, многие из них не издавались, а большинство даже запрещались... Но "выручал" самиздат - истрепанные листы, отпечатанные или переписанные от руки - тебе давали их "до завтра" почитать и ты либо влюблялся в эту поэзию, либо она оставляла тебя равнодушным, но, по-моему, такое равнодушие было крайне редко, почти не бывало никогда, потому что у каждого, кто читал эти стихи находилась такая струнка в Душе, которую они не могли не затронуть и тогда эта струнка звенела влюбленностью в этих поэтов. Я, конечно, не литературовед, поэтому и написать хочу о своем взгляде на поэзию этого периода и особенно о тех поэтах, которые мне ближе, упомянув и тех, о ком невозможно не упомянуть. "Серебряный век"... Здесь и "предвестники", и символизм, акмеизм, футуризм, и крестьянские поэты, и содружество "центрифуга", и поэты, которые не признавали никаких течений... Они общались, принимали или не принимали стихи поэтов других течений, учились по началу друг у друга, интересовались мнением о своих сборниках и отдельных стихах, обсуждали и просто читали эти стихи, когда собирались вместе... Вот один интересный вечерний разговор.
"...
- Иннокентий Федорович, к кому обращены ваши стихи? - вдруг Гумилев нетерпеливо задал вопрос Анненскому, который как бы еще отсутствуя после чтения своих стихов, с улыбкой пытается ответить.
- Вы задаете вопрос, на который сами же хотите ответить... Мы вас слушаем.
Гумилев сказал:
- Вы правы. У меня есть своя теория на этот счет. Я спросил вас, кому вы пишите стихи, думали ли вы об этом... Но мне кажется, вы их пишите самому себе. А еще можно писать стихи другим людям или Богу. Как письмо.
      Анненский внимательно посмотрел на него. Он был уже с нами.
- Я никогда об этом не думал.
- Это очень важное различие... Начинается со стиля и дальше уходит в какие глубины и высоты. Если себе, то в сущности, ставишь только условные знаки: сам всё разберу и пойму, знаете, будто в записной книжке. Пожалуй, и к Богу тоже самое. Не совсем, впрочем. Но если вы обращаетесь к людям, вам хочется, чтобы вас поняли, и тогда многим приходится жертвовать, многим из того, что лично дорого.
- А вы, Николай Степанович, к кому обращаетесь вы в свих стихах?
- К людям, конечно, - быстро ответил Гумилев. Анненский немного помолчал.
- Но можно писать стихи и к Богу... по вашей терминологии... с почтительной просьбой вернуть их обратно, они всегда возвращаются, и они волшебнее тогда, чем другие... Как вы полагаете, Анна Андреевна? - вдруг с живостью обратился он к Ахматовой. Та вздрогнула, будто испугавшись чего-то. Насмешливая и грустная улыбка была на её лице. Она стала еще бледнее, беспомощно подняла брови: " Не знаю," - тихо ответила.
- Да, да... "есть мудрость в молчании", как говорят. Но лучше ей быть в словах. И она будет," - Анненский покачал головой. Разговор оборвался...."
    
"...Молчит, только ежится
И всё ей неможется,
Мне жалко её, виноватую,
Как птицу подбитую,
Березу подрытую,
Над участью богом заклятую." - наверное, в те годы (1912) Николаем Гумилевым были написаны такие строчки об Ахматовой:

      Итак, вот, что пишет Татьяна Бек о "Серебряном веке и его истоках:" Русский поэтический “Серебряный век”, традиционно вписываемый в начало XX столетия (он мужал, как сказала бы Ахматова, “в прохладной детской молодого века”), на самом деле истоками своими уходит в столетие XIX и всеми корнями прорастает в “век золотой, в гениальное творчество Пушкина, в наследие пушкинской плеяды (прежде всего, на наш взгляд), в чувственно -  интеллектуальную лирику Баратынского), в высокую тютчевскую философичность, в импрессионизм Фета, в некрасовские урбанистические прозаизмы, в порубежные, полные трагедийной психологичности и смутных предчувствий строки Константина Случевского... Серебряный век в русской поэзии, который, наверное был феноменальным, зародился еще в недрах XIX столетия задолго до того, как был чётко осознан современниками. Интерес к той исторической и культурной эпохе, за которой прочно закрепилось имя “Серебряного века”, сегодня велик необычайно. Исследователи даже склонны называть его духовным и религиозным Ренессансом, видя в нём своеобразный аналог европейского Возрождения. Так, один из американских знатоков русской литературы и философии полагает даже, что, называя этот период серебряным, мы грешим против справедливости, ставя его ниже золотого, тогда как этот генезис идёт отнюдь не по убывающей: оба “века” равно драгоценны. Отечественный исследователь русского “Серебряного века” Пиама Гайденко пишет: “Ощущение необычности происходящего, экстатический подъём и апокалиптические пророчества порождали у поэтов-символистов, художников, философов и богословов убеждение в том, что они участвуют в духовном обновлении России, более того - в своего рода религиозной революции, которая по своей силе и глубине превосходит революцию социальную”. Сам термин “серебряный век” является весьма условным и охватывает собою явление со спорными очертаниями и неравномерным рельефом. Впервые это название было предложено философом Н. Бердяевым, но чётко оно закрепилось за русской поэзией модернизма после появления в свет статьи Николая Оцупа «“Серебряный век” русской поэзии» (1933), а вслед за изданием книги Сергея Маковского «На Парнасе серебряного века» (1962) вошло в культурный оборот окончательно..."


К ссылкам

Шаловливая Страница Одинокого Человека!

О поэтах Серебряного века